Miami Vice: no rules, no laws

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Miami Vice: no rules, no laws » Завершенные отыгрыши » Но если есть в кармане пачка сигарет...


Но если есть в кармане пачка сигарет...

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

НО ЕСЛИ ЕСТЬ В КАРМАНЕ ПАЧКА СИГАРЕТ...Но если есть в кармане пачка сигарет,
Значит все не так уж плохо на сегодняшний день. (с) Кино

http://picasion.com/resize81/def42611db769fb6144956e572eaf28f.gifhttp://33.media.tumblr.com/b1fb70eba32c42ef57b8672f8693a454/tumblr_nw203cwD9d1r6kxezo5_250.gif

Дата и время эпизода

Место эпизода

Действующие лица

24.10.2014/19.00

Тихий бар "Под пальмой"

Robert Browning и Rose Stevens

Дом стоит, свет горит,
Из окна видна даль.
Так откуда взялась печаль?
И, вроде, жив и здоров,
И, вроде, жить не тужить.
Так откуда взялась печаль?

Отредактировано Robert Browning (2015-11-10 23:54:48)

+1

2

Говорят удача тебя сама найдет! Блин или я хорошо прячусь, или удача хреново ищет!! Жизнь катилась к чертам. Говорят же, у каждого человека, происходит переломный момент. Тогда даже забота не спасает. А ведь  можно и отвлечься за работой,  сидя в офисе. Но как бы ты не старался. она  тебе не поможет. Здесь нужно реально отвлечься о гребенной жизни.
То, что сегодня — самый ужасный день в твоей жизни, вовсе не значит, что завтрашний день не может стать самым лучшим днем в твоей жизни. Просто доживи до него. Есть такие дни, когда все идет наперекосяк. Погода дурацкая, желания совершать какие-то действия нет совершенно, контакты с другими людьми не ладятся и вообще резерв жизни на нуле. Хочется послать всех подальше, лечь в углу и превратиться в глыбу мрамора. Именно тогда ощущаешь внутри себя стальные когти тетушки депрессии...
Если вы храните в себе обиды и злость ко всем тем кто был не справедлив и не честен с вами, то вы убиваете в себе то добро, ту жизнь которую вы строили в себе все эти годы, проходя через боль и трудности, питая всех тех кому эти чувства предназначены вами и вашим сердцем… Освободите себя от оков и цепей расправив свои крылья… Дайте всему этому плохому увидеть вас в полёте свободы добра и искренности… Будьте подобны птицам для всех тех кто не способен летать…
Люди, они такие. Сначала волосы обрезают, а потом отращивают. Сначала начинают пить, а потом бросают. Сначала покупают себе вещи, а потом их не носят. Сначала говорят, что всегда будут вместе, а потом на улице даже не здороваются. Сначала говорят, что будут дружить вечно, а на следующий год даже не пересекаются. Сначала песню одну ищут долго, радуются, когда находят, а потом перестают ее слушать. Сначала утверждают, что не переносят курящих людей, а потом встречаются с теми, кто дымит как паровоз. Сначала они говорят, что никогда не оставят, и уходят сами же. Сначала они упрашивают тебя доверять им, а потом нож в спину и до свиданья. Сначала они заставляют тебя переступить через себя, через гордость, а потом предают. Люди, они такие.
Самого первое минуты дня все шло наперекосяк. Все валиться из рук.Скорее бы взять выходной. хотя, стоп. Она же вроде отпросилась  ей дали пару дней. Она за любое дело бралась, неужели сдаться? Так и пролетел остаток дня.   
Вечер. Одно утешение, кафе, бар и клуб. Где можно отвлечься. В баре было лучше., во всех смыслах. Главное, смешаться с толпой. И все дела. Но пить хотелось. Она проклинала всех. Наверное это громко сказано. 
- бурбон. - Попросила Стивенс.

Отредактировано Rose Stevens (2015-11-08 23:03:59)

+2

3

Каждому из нас приходилось быть в той ситуации, когда всё валится из рук, стопка важных бумаг разлетается по полу, чашка разбивается, на душе скребут кошки, и хочется поговорить с кем-то, рассказать о своих горестях, накопившихся обидах, поделиться бедами, или запереться в доме, и напиться в одиночестве, каждый из нас ощущал чувство поганости и паршивости, хандрил, и банально не знал, как жить дальше. Кто-то предпочитает не видеть проблем, сделать вид, что ничего и не происходить, в тайне надеясь, что всё наладиться само собой, иные прикладывались к бутылке, изливали душу первому встречному, другие тихонько плакали забившись под одеяло или уткнув голову в колени…каждый справляется с ударами судьбы как может, я же в особо запущенных случаях могу напиться, послать всех в задницу, и отправиться кутить в какой-то бар, чтобы забыться, или отвлечься. Однако самым верным решением в данной ситуации это сцепить зубы, сжать ладони в кулак, достойно принять удар судьбы, поставив сначала надёжный блок, после мастерски уйти от другого удара, и наконец нанести этой проказнице хороший хук справа, врезать так, чтобы искры из глаз посыпались, зубы раскрошились, пусть знает, злодейка, из какого вы теста сделаны. Таково моё мнение. К сожалению, для всех остальных, и, пожалуй, к счастью для меня не все считают подобным образом, к счастью, потому, что достаточная доля подобных бесхребетных людей приносят в мою кассу хорошие деньги.
Роуз нельзя назвать нытиком или бесхребетной девчонкой, чтобы служить в полиции, блюсти законы, нужны железные нервы, мужество, в отдельных случаях слепой фанатизм, в конечном итоге люди из жидкого теста не служили в полиции, а если такое случалось, то подобные личности писали рапорт уже через месяц не выдерживали накала работы. Роуз являла собой в целом не плохого копа, но время от времени, когда ей становилось совсем паршиво, и хотелось напиться или выговориться, а такое случалось не так уж и часто, он звонила мне, и я ехал к ней, в бар, к морю, собственно куда потребуется, ведь так должны поступают друзья. Не стоит думать, что сам я этакий терминатор, бездушная машина для… убийства или нечто в этом роде, мне тоже случалось звонить ей, и тогда мы шли в какой-то бар и напивались, или кутили и куролесили, но я никогда не выговаривался ей, у меня вообще отсутствовала эта привычка. Во-первых, терпеть не могу перекладывать свои проблемы и горести на кого бы то ни было, особенно на друзей, во-вторых, эту привычку я отметил для себя как слабость, и всеми силами искоренял её из своего характера. Если мне нужно пожаловаться, выплеснуть боль наружу, то моим собеседником становится бутылка виски, скотча, бурбона, коньяка, иногда ещё и сигары, этого мне достаточно. Нет, я не виню Роуз в том, что ей подобная терапия необходима, она ведь женщина, да и не столь уж часто она прибегала к подобному способу.
Бар «Под пальмой» являл собой идеальное место для подобного рода встреч, поскольку посетителей здесь было не много даже в выходные дни, ни для туристов, ни для местных это заведение не представляло никакого интереса, слишком…обычное, скучное, ничем не примечательный интерьер, типичная кухня, а алкоголь хоть и хороший, качественный, но явно не высшей пробы, каких-то увеселительных заведений здесь не было, разве что по вечерам, с восьми до десяти тут пела женщина, или играл на гитаре мужчина, ничего сверхъестественного, зато душевно и уютно.
Когда я вошёл внутрь, парочка столиков уже была занята, официанты неторопливо принимали заказ, бармен суетился, делал какой-то коктейль, а за барной стойкой сидела Роуз, и уже что-то пила.
– О, тяжёлая артиллерия. С улыбкой произношу я, обычно, она выбирала бурбон, скотч или виски когда всё было из ряда вон плохо, и валилось из рук, похоже сейчас был именно тот случай. Усевшись на соседний барный стул, заказываю себе виски со льдом.
– О чём пьёшь, красивая?, – снова улыбаюсь, слегка иронизирую, стараюсь сгладить ситуацию, хотя ещё ничего не знаю, но ведь явно что-то стряслось, значит нужно приводить в чувства, я не из тех, кто будет слушать, поддакивать и соглашаться, скорее наоборот, буду спорить, попытаюсь открыть правду, докопаться до истин, и довести к простому – жить можно, жить нужно, проблемы решаемы. Иногда всё можно было решить быстро, парочкой не сильных пощёчин, лёгких ударов в плечо и устоявшимся выражением – «соберись, тряпка», бывало и так, что процесс встряхивание проходил немного больше, что до этого случая, то мне ещё предстоит всё узнать. Забираю свой виски, делаю глоток, слега улыбаюсь и внимательно смотрю на друга.

+2

4

Стивенс обычно  звонила одному и тому же. Роберту. Он всегда был готов прийти на помощь. В любую минуту. Сегодня такой уж день. Когда она набирала ему. В который раз, она вытаскивает его к тебе или куда - нибудь. Да и компания не неплохая.  Он так и  она могли звонить друг другу. А что можно сказать про Роберта. Хороший  хоть и бывший коп. Да и отличный друг. Лучше не расписывать все.  Чтобы его узнать нужно,  с ним познакомиться, поработать. Заслужить уважение. Стивенс делала все. Но порой выходила из тебя. ее из - за  характера. А порой дела выводили из себя. До такой степени, что  она напивалась. Но это лишь часть. 
– О, тяжёлая артиллерия. - послушался голос Роберта. Она лишь кивнула, так как делала очередной глоток напитка. - И не говори. - Она попыталась улыбнуться.
– О чём пьёшь, красивая?, – попытка отмахнутся, порой не действовала, Роберта нельзя провести и Стивенс знала, но ей не хотелось говорить сразу. - Не бери в голову, - се таки отмахнулась Стивенс. При этом придумывая слова. Неужели ей так плохо, что она не хочет даже общаться. - Пустяки. - коротко ответила она. Так он тебе и поверил. Продолжай врать. Либо для вранья нужны двое.
В нашем мире хватает душевных страданий. Но часть из них порождена ошибочным представлением о том, что наше призвание — спасти друг друга от одиночества. Когда одиночество уводит нас от самих себя, мы, по сути, обречены на муку тягостных взаимоотношений, томительной дружбы и удушающих объятий. Ожидать, что отношения с кем-то из людей выведут нас туда, где нет боли и разделений и где мятущийся человеческий дух обретает покой, значит пребывать в мире грёз. Ни друг, ни любимый, ни муж, ни жена, ни церковная община или рабочий коллектив не смогут утолить глубинную жажду нашего сердца — жажду единения и целостности. Мы нагружаем людей своими ожиданиями (осознавая их лишь отчасти), тем самым мы только подавляем свободное изъявление любви и дружбы и пробуждаем в близких людях ощущение несостоятельности и несовершенства. Любовь и дружба не могут развиваться, если мы судорожно вцепляемся друг в друга.
Она не знала с чего начать, наверное, сначала, придется выпить больше чем одну. Наверное, больше разговорчив чем с одним бокалом.  Заказав еще, и наполовину опустошила. Да и напиваться не стоит. Ей всего 25. Она молода. Но не маленькая девочка. Она повернулась к другу, держа стакан. Видя его улыбку. Улыбается. От тебя нельзя ничего утаить. - Говорит Стивенс. Вдыхает.
В общем, мысль моя (она есть, я знаю, она тут есть!) состоит в том, что я не хочу стать таким вот запросто позабытым человеком, очень важным когда-то, очень значимым и ценимым, который несколько лет спустя становится этаким, знаешь, смутным воспоминанием. Я хочу, чтобы мы всегда оставались лучшими друзьями.

Отредактировано Rose Stevens (2015-11-11 21:49:37)

+2

5

Случается, и так, что мы хотим просто-напросто напиться, забыться, уйти от проблем и забот, и любые попытки окружающих, друзей, близких, или даже любимого человека помочь нам ни к чему не приводят, а то и вовсе делаю хуже. В такие моменты главное не начать жалеть, ведь всем известна простая истина – жалость жалит. Лучше всего, следовать простым инструкциям, которые можно применить к большинству людей. Первое, будьте рядом, порой этого более чем достаточно, второе, предложите напиться вместе, таким образом вы не просто протяните руку помощи, а разделите горе, беды, человек поймёт, что он не одинок, ведь подобные мысли часто назойливо лезут в голову в такие моменты. Всего этого будет вполне достаточно, чтобы помочь человеку пережить сложный момент жизни. Бывает правда отдельные индивидуумы, которым нужно поругать кого-то конкретного или посетовать на жизнь, судьбу, случай, таким следует вылить кувшин холодной воды на голову, пусть придут в себя, перестанут нести чушь, осознаю, что виноваты, скорее всего они сами, а дальше разъясните этим слабакам, что все проблемы решаемы, встряхните их, влепите пощёчину, запретите ныть! К счастью, за Стивенс ничего такого не наблюдалось, по крайней мере, мне не приходилось выслушивать подобные речи из её уст, я верю, что эта девушка всё же боевая, а не размазня какая-то.
– Брать в голову? Это новая позиция из камасутры? – С улыбкой на губах произношу я, пока ещё плохо понимаю, что происходит, из-за чего именно Роуз пьёт, какова на то причина, но рассмешить, как-то сгладить ситуацию подобными глупостями можно, лишним уж точно не будет.
– Как это пустяки, камасутра это никакие не пустяки, я должен знать, что происходит в мире секса. – Смеюсь, медленно пью свой виски, наслаждаюсь вкусом и запахом, выжидательное смотрю на Стивенс. «От меня и не нужно ничего утаивать, ну почти.» Мысленно улыбаюсь. «Ооо… кажется кто-то уже хорошенько набрался, проблемы личного характера?» Тут нужно действовать осторожно, один неверный шаг и вас разорвёт на кусочки, а в данном случае я и вовсе не был уверен, что причина подобного состояния Роуз именно личная жизнь, в принципе я никогда не расспрашивал мисс следователя о её личной жизни, считая, не копался в деталях, да и не старался разнюхать и разведать. Известно мне было не так уж и много, только то, что сама Стивенс и рассказывала, больше мне и не требовалось. «Да, эти любовные перипетии до добра явно не доводят, одни проблемы.» Делаю глоток виски, рассматриваю девушку. «А ты похоже решила хорошенько напиться, что же, не самое плохое, можно и это» Не мешкая заказываю бутылку виски и льда, и когда через несколько минут бармен приносит её, ставлю посередине, ясно обозначая, что это для нас. «Не хватит, закажу ещё» Закуски никакой не заказываю, хотя, пожалуй и стоило.
– Стивенс, ты говоришь так, словно завтра я отправляюсь на войну и уж точно оттуда не вернусь. – Кривлю губы в лёгкой улыбке, стараюсь одновременно разрядить обстановку и разузнать о случившимся.
– Или меня завтра расстреляют? – Внимательно смотрю на Роуз, улыбаюсь, негромко смеюсь, разливаю виски по стаканам, делаю глоток.
– Что навеяло тебе такие мысли и вогнало в столь удручающее состояние, мисс? – Удобнее усаживаюсь на столе, опираюсь локтём о барную стойку, упираюсь подбородком в ладони, разглядываю пьяную девицу. За пьяными женщинами любопытно наблюдать, порой такое выкидывают… «Рассказывай, друг мой, что случилось, что произошло.» Бармен кладёт рядом с бутылкой пару плиток шоколада и зачем-то тарелку с чипсами, говорит, что от заведения, и удаляется. Улыбаюсь уголками губ.

+2

6

Время лечит? А может, хватит уже этот бред говорить? Ты никогда не сможешь забыть человека, которого действительно любил, который говорил тебе такие искренние слова. Мы забываем только тех, кому мы никогда не принадлежали. К кому была обычная привязанность, какое - то общение и никакая не дружба. Да и вообще, сейчас мы всех называем "друзьями". Друзей много не бывает, только избранные, выбранные жизнью, а не нами, друзья. Они остаются с тобой навсегда. А все остальные это знакомые, товарищи, но никак не друзья. Многие из нашей жизни уходят навсегда, быть может, мы даже и не встретимся уже с кем то. Учитесь ценить каждый момент с дорогим для вас человеком. Ведь в любой момент его может не стать. И никакое "время" вам не поможет его забыть. Забыть те чувства,
те черты лица, залощившиеся в вашем сердце. Повадки, которые со временем перешли к вам. Не забыть, понимаете? Да, будете меньше думать о них, но все дорогие люди, никогда просто так не "выйдут" из нас, из наших сердец. Любите, каждой клеткой. Говорите о своих чувствах. Ведь когда - то может стать поздно.

Стивенс сидела и пила, слушая своего друга. Но будто она не понимала его.  Или просто хотела одного  - забыться. Но порой если решили забыться, то  лучше на пару.
- Не бери и все. - Все еще не желая ничего говорить. - Может быть и новая. А может и старая. - задумчиво сказала Стивенс.  Но улыбнулась.  Что ж делать? Но работа не имеет никакого отношения к этому. Хотя она сама пока не призналась даже себе.  Стивенс не из тех, кто смешивает работу и личные проблему. Не в ее стиле или вкусе.
- Хочешь поговорить о сексе? Это уже интересно. - поджав губу, посмотрела на Браунинга. - Тебе смешно? Секс - дело пустяковое, так чтоль? - Ей и правду было интересно, о чем это Роберт и к чему она клонит. - Когда в последний раз у тебя был?  - Она все еще смотрела на друга, временами делала глотки напитка, который сразу лился по венам, телу становилось жарче. Приятное чувство. Конечно это лишь отмашка, но хоть пока отвлекал от дурных мыслей.
Менять свою жизнь никогда не поздно… Нужно просто захотеть, чтобы она изменилась. Труднее всего захотеть перемен. Чаще всего мы устаем, опускаем руки и просто теряем желание что-то менять и медленно плывем по течению — пропуская нужные нам повороты и созданные для нас причалы.
Стоп, разве они тут не из за нее пришли? Имел ли секс причиной состояния - неудовлетворения. Может да, а может и нет. Отпив глоток, допиваю содержимое стакана. Ни работа, ни личная жизнь. А вообще у нее она есть? Или пашет только на работе? И не думает о жизни. Так жизнь и прокатиться. Они, может он заказывают бутылку еще. Бармен принес. Можно и без закуски.
- Разве я говорила, хоть что - то о тебе? Может дело в других? - Стивенс с улыбкой вновь посмотрела на друга. Кривая улыбка скользила у нее на лице.
- С чего бы это? Зачем тебя должны расстрелять? - Стивенс тоже смеется. Наблюдала, как Роберт наливает по бокалам. И делает глоток.
- Ничего хорошего. - снова попытка увернуться от ответа. Хотя сколько она продержится. - Хочешь выслушать меня, как я жалуюсь на никчемную жизнь. Что порой хочется просто уйти от всего. - Стивенс поймала его взгляд, смотря на него. А бармен принес закуску. - Тебе ли не знать, мистер. - Говорила ли она загадками или всерьез, лишь алкоголь может знать.на уже была пьяна, но пыталась держаться. Как же мужчины сразу не пьянеют, быстрее женщины. Стивенс делала глоток и закусила.

Отредактировано Rose Stevens (2015-11-17 12:26:31)

+2

7

Пожалуй, больше всего на свете сейчас Роберту хотелось оказаться дома, выпить чашку горячего чая, возможно, что-нибудь съесть, а главное крепко обнять свою младшую сестрёнку Бетти, поцеловать её в щёку, и поговорить с ней о всяких глупостях, просто так, чтобы слышать её голос. Ещё хотелось плюхнутся в удобное кресло, налить вина или того же виски, надеть наушники и погрузиться в мир музыки, отдохнуть от сегодняшнего шума и суеты. Но прежде всего ему стоило сегодня остаться на работе и закончить и без того накопившиеся дела, ничего серьёзного, бумажная работа, но и её надлежало делать. «Может завести себе личного помощника, и делегировать ему всю эту ни капли не интересную мне работу, ну скука смертная же…» Вопреки всему, и несмотря на заботы, дела, личные желания Браунинг сидел в баре со Стивенс, пил виски, пытался понять причины столь поганого настояния девушки, и как ей помочь, не забывая впрочем и развеселить её, и отдавал себе отчёт в том, что, возможно, сегодня домой либо не вернётся вовсе, либо вернётся, но очень поздно, не исключено, что под утро, и хорошенько так выпившим ввиду ночного рейда по барам Майями. Всё это и есть дружба, одно из её проявлений, если хотите, добро пожаловать во взрослый мир проблем и забот. «Всё решаемо и поправимо. Уверен в этом.»
– Думаешь если мне немного за тридцать это сфера жизни меня не должна интересовать, я может быть хочу оставаться в тренде подобных вещей. – С наигранно серьёзным видом произнёс мужчина, но уже через несколько секунд он улыбался. «Похоже, предстоит долгий вечер, хорошо, что я его освободил.» Выходило так, что друг важнее всего? Да. Дружба всегда имела свой вес в жизни Роберта, и если в час в его доме раздастся звонок, а на пороге будет стоять Роуз, и просьбой дать ему большое ведро, он не станет кричать, злиться, как и не задаст каких-то лишних вопросов, спросить лишь какое именно ведро нужно и даст его.
– Я?!, – как бы удивлённо спрашивает мужчина, с прищуром смотрит на девушку, старательно делает вид, что крайне удивлён подобному вопросу, – А о чём хочешь поговорить ты? – Браунинг берёт шоколад, ломает его на кусочки, после делает глоток виски, и отправляет один из сладких кусочков себе в рот. Смотрит с улыбкой на губах на Стивенс, и в следующую секунд громко смеётся, так что приходится прикрыть рот ладонью, дабы не выплеснуть виски на девушку.
– О, да, мне смешно, – вытирая губы салфеткой произносит мужчина, – Может и пустяковое, – добродушно произносит он, продолжая улыбаться, – А может и нет, для кого как, – пауза, глоток виски, – Вырастишь поймёшь, – заключает в итоге Браунинг и вновь громко смеётся, благо виски уже приятно согревает горло.
– Я буду говорить только в присутствии моего адвоката. Хитро улыбаясь произносит Роберт.
Спустя несколько минут, когда девушка всё же оставляет свои блуждания по чертогам своего разума, возвращаясь в реальный мир и приходит в себя, начинает говорить хоть сколько-то серьёзно, то только тень улыбки остаётся на губах мужчины, Роберт старается слушать внимательно, он смотрит, изучает девушку в желании наконец-то разобраться в проблеме, а не юлить.
– Может дело в других, а что ничего хорошего это я и сам вижу, мисс Стивенс. Роберт вновь делает глоток, а после закусывает чипсами, заботливо принесённые барменом и находит, что виски с чипсами не так уж и плохо, хотя и очень странно.
– Расстреливать меня никто не собирается. Улыбнувшись отвечает мужчина. «Ну почти никто, но про это никому знать не нужно.» К счастью о истинной специфике работы Роберта, знали лишь пару человек и только потому, что эти пару человек работали с Браунингам, остальные же…Им хватит и того, что Роберт Браунинг глава охранного агентство, что тоже не безопасно, но не так как истинная работа мужчины.
– Да, хочу, поэтому прекрати уходить от ответа и начини уже рассказывать, Роуз. Серьёзно, без шуток, не улыбайся, строгим тоном говорит Роберт, и внимательно смотрит на Стивенс словно учитель на провинившегося ученика, разве что указкой не тычет.

+1

8

Время от времени человеку необходимо побыть одному. Без людей. Без лиц. Без эмоций. Человеку необходимо время, когда можно привести в порядок мысли, чувства, желания. Время, когда можно разобраться с тем, чего хочет сердце, а чего голова.
В нашем мире хватает душевных страданий. Но часть из них порождена ошибочным представлением о том, что наше призвание — спасти друг друга от одиночества. Когда одиночество уводит нас от самих себя, мы, по сути, обречены на муку тягостных взаимоотношений, томительной дружбы и удушающих объятий. Ожидать, что отношения с кем-то из людей выведут нас туда, где нет боли и разделений и где мятущийся человеческий дух обретает покой, значит пребывать в мире грёз. Ни друг, ни любимый, ни муж, ни жена, ни церковная община или рабочий коллектив не смогут утолить глубинную жажду нашего сердца — жажду единения и целостности. Мы нагружаем людей своими ожиданиями (осознавая их лишь отчасти), тем самым мы только подавляем свободное изъявление любви и дружбы и пробуждаем в близких людях ощущение несостоятельности и несовершенства. Любовь и дружба не могут развиваться, если мы судорожно вцепляемся друг в друга.
Может,  на самом деле надо было остаться одной. Зачем втягивать друга в свои проблемы. Да и отнимать время человека. Говорят же  время - деньги. И оно дорого. Но они сидели уже здесь и сейчас. И уже не изменить ход событий. Пить  вместе с Браунингом.
– Думаешь если мне немного за тридцать это сфера жизни меня не должна интересовать, я может быть хочу оставаться в тренде подобных вещей. – Стивенс посмотрела на друга. Будто чего ждет. Играй, играй - не до играйся, - мелькнула мысль.  Роберт улыбнулся, наконец. Стивенс тоже. - Ну возраст не имеет значения, если ты заинтересован. Главное как ты сам ощущаешь свое тело, а о  сексе можно говорить почти всегда. - С улыбкой ответила Стивенс.
Я вообще не понимаю, почему мужчина, живущий один, не вызывает никакой жалости, а вот живущая одна женщина считается неполноценным человеком, а точнее — невезучей женщиной с неустроенной личной жизнью. И кто придумал этот абсурд? Да, мне повезло, что я одна. Если не сложилась жизнь с любимым мужчиной, то это еще не значит, что она не удается без него. Стивенс сделала глоток, закусывая шоколадом, который Роберт сломал на кусочки. 
- Ты.   -пауза  Удивлен?- Смотря на реакцию друга. - Не делай удивленное лицо. Тебе это не идет. - Они друг друга хорошо знаю,  и привычки порой. Можно было поиграть словами. Но Стивенс предпочла этого не делать. Не время еще. - Без понятия. Странно, да. Вроде и есть темы для разговоров, но не знаю. О тебе.… О, обо мне.… О личной жизни.… О нас… - Роберт засмеялся, прикрывая рукой рот.
- Смейся, смейся. - она покачала головой, но это было так словно  намек. - Секс - пустяк. Что -то новенькое. - Стивенс посмотрела на другое так, задумчиво и мечтательно одновременно. - Пожалуй соглашусь.- пожав плечами.  когда он сказал "вырастишь, поймешь" Стивенс  отреагировала иначе. - Эй.. Я не достаточно выросла? - на посмотрела ему в глаза. - Может ты и прав. - согласила Стивенс. Делая глоток. Который, моментально отдает сразу в голову. И телу становиться жарче.
- Да ладно, ты и при нем не будешь говорить . - Усмешка легкая, в уголках губ. - В такой случае, и мне понадобится адвокат..- Стивенс посмотрела, на Роберта. И засмеялась..
Она собиралась смыслами. Расставляя по полкам своей голове. Не зная, сколько времени пройдет. Время — это не товар. Его нельзя раздавать направо и налево, как сладости. Время — это ткань, из которой соткана жизнь. Если кто-то просит вас уделить ему время, помните, что он просит частичку вашей жизни.
Стивенс не находит чем ответит другу. Лишь очередной раз прикусила губу. Что - ли себя наказывает, то и время хочешь выиграть. Но видимо сильно прикусила, что капелька крови, Стивенс моментально взяла салфетку и вытерла губу. а потом отпила половину стакана. закусывая,. - неплохо да, но странно. - Стивенс клонила к выпивке и чипсам.
- А должны? -просила и рассеялась она. Хотя можно и по серьезнее быть. Она  до конца понимала, за что должны. Но временами и сама Стивенс стреляла взглядом на друга. Может, хватит его сверлить взглядом  голодной кошки. Вы просто друзья. Одна сторона не давала покоя.
- Это не связано с работой. Просто на душе. Что не знаешь как справиться с грузом. - Стивенс попыталась как -то унять себя. - Это личные проблемы. - Была ли это правдой. она не знала.  - И порой это отражается на все. На меня не похоже верно?

+2

9

Мужчина чуть прогнулся в спине, и свёл лопатки, от долгого сидения сначала за рабочим столом, и вот теперь за барной стойкой, спина немного ныла и требовала отдыха. «Нужно будет немного модернизировать свой кабинет и поставить там диван, того гляди и можно будет подремать часик другой, а то за столом не очень-то поспишь, тем более за моим.» Под описание комфортного, или даже кабинет Роберта не попадал никак. Строгий, деловой, просторный, но не нагромождённый, стол, стулья, кресло, сейф, небольшой шкаф, куллер с водой и картина… словом, ничего особенного, Браунинг считал, что кабинет должен быть в общем простым, главное условие – порядок. Точно так же, мужчина любил приводить в порядок себя, держа в форме, не давая себе спуску, и так же обстояло с мыслями, Браунинг не любил, когда в голове ворох мыслей, вед рано или поздно весь этот хаос станет кашей, поэтому старался разложить всё по полочкам у себя в голове. Во-первых, так удобнее держать и поддерживать контроль над другими, во вторых, это помогало сориентироваться в случае внештатной ситуации. Как гласил один из военных трактатов – «ни один план не выдерживает столкновения с противником, но если его у вас нет, вы заведомо проиграли», Роберт считал это правдой. Это никак не мешало ему импровизировать и лавировать в той или иной ситуации, главное дабы было соблюдено одно условие – понимание, нужно было иметь хоть немного информации о чём-либо, для того, чтобы не только принять какое-то конкретное решение, но и иметь парочку запасных, альтернативных вариантов. И вот сейчас происходящее находилось близко к тому, чтобы Браунинг стал терять нить разговора, то есть саму его суть. Иначе как помочь Роуз, что советовать, конечно, всегда можно предложить напиться, но для этого нужно немного больше информации. «Ох уж эти пьяные женщины…» Немного устало подумал Роберт и посмотрел на Стивенсон, так подхватила, и похоже уцепилась, как за спасательный круг, хохму мужчины о сексе, о возрасте и камасутре. «Сообразила, умница.»
– О том, что возраст не имеет значение говорить следует мне, тебе же в свои…, – мужчина попытался вспомнить сколько лет было служительнице закона, но точной цифры почему-то не вспомнил, кажется от двадцати пяти до двадцати семи. Сейчас то ли ввиду поганого настроения, то ли от количества алкоголя девушка выглядела на двадцать семь, – годы нужно наслаждаться жизнью. Выкрутился Браунинг. «Нашёлся старик, тридцать один год, а сказал словно лет так пятьдесят.» Улыбнувшись своим мыслям глава охранного агентства «Револьвер» потянулся за кусочком шоколадки, ловко хватил шоколадный квадратик двумя пальцами и так же ловко отправил его в рот, будто всю жизнь этим занимался, а потом сделал глоток виски. Вообще алкоголь и сладкое, в частности шоколад не лучшая идея с точки зрения того, что сахар быстро разнесёт алкоголь по крови, и захмелеть, опьянеть можно быстро, но Браунингу это не грозило, закалка молодости давала свои плоды, в том числе и положительные. «Надеюсь мне не аукнется проделки моей молодости в лет так…сорок пять.» Убрав улыбку с лица, мужчина внимательно посмотрел на Роуз, прямо в её глаза, пытаясь или понять, что же такого у неё случилось, и разобраться в конце-то концов с проблемой, или привести её саму к дисциплине и порядку. Но толком ничего не углядев, разве что… какой-то обиды, а может девушка просто старательно избегала темы, и валяла дурака. «Пора бы уже разобраться.»
– Темы либо есть, или их нет, третьего не надо, мисс Стивенс. Внимательно посмотрев на служительницу закона по-деловому сказал Роберт. Опустив, как считал мужчина, все ненужные слова девушку, он ответил лишь на последний вопрос.
– Да, не достаточно. Утвердительно и коротко ответил Браунинг, порой ему казалось, что Роуз ведёт себя точно маленькая девочка, которая нашкодила, и знает, что её ждёт наказание, и в желании снискать благодать, сгладить ситуации мнётся перед родителем, не знаю, стоит ли вообще говорить, а может и так пройдёт, минует, а если стоит, то как? Подобное поведение случалось и у Бетти, но той было тринадцать, а Роуз… «Двадцать шесть, кажется так.» Осушив свой бокал, мужчина налил себе ещё, посмотрел в сторону девушки, её бокал ещё был достаточно полон, поэтому он поставил бутылку на прежнее место.
– Зависит от адвоката, если хороший, то стану. С лёгкой улыбкой на губах произнёс мужчина, изучающе смотря на Стивенс, но не засмеялся в ответ. «Порой нужно был строгим и непреклонным. С Бетти это срабатывало, возможно выйдет и со Стивенс.» Медленно сделал глоток, поставил стакан на столешницу, отрицательно качнул головой на вопрос о расстреле, но ничего не сказал, ждал, когда та начнёт говорить исключительно по делу. Роуз вновь постаралась уйти от ответа, хотя и обронила несколько слов, по существу. «Это похоже на то, что кому-то нужен отпуск…» Подумал Браунинг, а в слух произнёс другое.
– О личных проблемах стоит поговорить с тем, с кем у тебя есть это самое личное, выскажи этому личному всё, что думаешь, поговорите, словом не лезь в бутылку, а если всё совсем плохо, то…, – мужчина оглядел зал, как будто кого-то искал, – Сними кого-то, соблазни, – пауза, – Или напейся. «Но отпуск тебе явно нужен, мисс предъявите свои документы.»

+2

10

– О том, что возраст не имеет значение говорить следует мне, тебе же в свои…, - Стивенс замерла, медленно повернула голову к Роберту. Казалось, что он уже забыл, сколько лет Стивенс. В руке, так и остался стакан с напитком, который она хотела выпить. Но ее будто остановили. И так внезапно. Перестань думать, будто ты всем мешаешь! Если кому-то не нравится, он сам пожалуется. А если ему не достает смелости пожаловаться — это его проблема.  Стивенс ждала ответа, но получила другой – годы нужно наслаждаться жизнью. да, уж. Тут насладишься Пусть по как - то выкрутился. Она наблюдала за Робертом, ловко орудовал долькой шоколада, отправляя ее в рот. Она поставила бокал на стол. Будто ей испортили весь праздник. Ну не беда.
Лучшие годы вашей жизни – когда вы решаете, что ваши проблемы принадлежат вам. Вы не вините в них мать, экологию или президента. Вы осознаете, что сами контролируете свою судьбу.
Иногда мы молчим, не потому что нам нечего сказать. А потому что хотим сказать намного больше, чем кто-то сможет понять.
- А разве мы уже не говорим? - она повернулась полу боком, так чтобы и впереди было видно. Но скорее лицом и телом к нему. - Или хочешь сменить тему? - Стивенс подняла вновь бокал, умудряясь держать двумя или тремя пальцами. А указательным был слегка поднят и показывал в сторону Роберта. - Давай поговорим о чем  - нибудь другом - развела руки в сторону, сдаваясь. Потом отпила и поставила бокал. Странно, но он лишь глотками пила уже. Стивенс ничего не ответила. Ты меня не знаешь... Но я хочу узнать тебя... Может и правду перестать вести себя так. Словно ребенок. Стивенс и сама чувствовала себя таком, именно сейчас и тут. Пора приходить в себя. И начать меняться. Они знали друге о друге самое необходимое, почти на личные темы не общались.. Типа о том были ли у них отношения в жизни и тому подобное..
Каждый идет своим путем. Но все дороги всё равно идут в никуда. Значит, весь смысл в самой дороге, как по ней идти.… Если идешь с удовольствием, значит, это твоя дорога. Если тебе плохо - в любой момент можешь сойти с нее, как бы далеко ни зашел. И это будет правильно.
- Так я и думала, - Стивенс не ошиблась, на счет адвоката. Глупость, не подкрепленная честолюбием, не даёт никаких результатов.Она улыбнулась.
- Думаешь, я не пробовала? Высказать дело одно. Но и потом можно утонуть в бутылках из за сказанных слов. Чуть же не меняется. Все равно выпиваешь и уходишь в себя. Я хотела, но передумала, Это было правдой. И она сказала серьезно. Наблюдая за другом. который осматривал зал. Конечно это заманчивое предложение. Но.. - Говорить о сексе одно, а заниматься им другое. - она сделала паузу. - лучше напиться - Подчеркнула она. - Но спасибо, за совет. Если не считать того, что кто - то из нас воздерживается. Уже полгода, если не больше. - Это было признанием. Наверное, за долгое время. Она не знала, как отреагирует Роберт.

Отредактировано Rose Stevens (2015-11-18 23:34:11)

+2

11

В сущности, каждый из нас делает свой выбор, будь то выбор того, что надеть сегодня, куда сходить поесть, чем заняться на эти выходные, или куда пойти учиться, с кем остаться, а с кем попрощаться, мы каждый день делаем выбор. Что-то влияет на нас в меньшей степени, что-то в большей, но значение имеет всё. Так выбор питаться фастфудом, через несколько месяцев приведёт к лишнему весу, а привычка пить обычную воду ежедневно наоборот, приведёт к хорошему самочувствию и стройности. Вот и выходит, что наше будущее есть ничто иное как наш выбор в прошлом, мы кузнецы своей судьбы, и только от нас зависит то, как сложиться наша жизнь. Да, конечно, есть моменты удачи, оказаться в нужное время в нужном месте, но если в тот момент у вас нечего будет предложить судьбе, то толку от этого не будет. Обстоятельства, да они случаются, но ведь мы можем влиять и на них, в той или иной степени, в действительности мы способны влиять на всё. Каждый из нас падал, ошибался, вопрос в том, когда вы окажетесь в полной заднице, что именно вы станете делать, ныть или всё же действовать? Роберт не раздумывая выбрал бы действия. Конечно, и у Браунинга бывают моменты когда хочется то ли послать всё и вся, то ли напиться вдрызг, случается, что на душе паршиво и погано, и быть может, впору даже заплакать, но нет, не плачет, не раскисает. Роб из тех людей, кто стойко держит удар, не теряет лица, и если проигрывает, то не впадает в уныние, а делает над собой усилие и поднимается, гонит прочит любые упаднические мысли, плаксивое настроение, словом, не даёт себе спуску. Безусловно, случались моменты, когда хотелось заплакать, зарыдать, и даже сдаться, но не заплакал, не зарыдал, не сдался, напился. Браунинг придерживаете той традиционной мысли, что мужчина не имеет право плакать, не имеет права распускать нюни, он консерватор, который следует давно уж устаревшему завету – мужчина есть защита и опора своих близких, он же и глава дома, без возражений, условностей, только так, и точка.
– Давай поговорим о чём-то другом, как пожелаешь. – С лёгкой улыбкой произнёс мужчина и сделал глоток виски. Не всегда стоит напирать на человека и вытягивать из него слова клещами, иногда это нужно, иногда нет, понять и почувствовать это не всегда просто, но всегда возможно, немного внимательности в целом и внимания к деталям – вот ключ к понимаю человека.
Усмехнувшись, мужчина слегка разводит руками, его дело предложить и показать варианты, выбор за Роуз. «Слова и действия не одно и тоже, ага, а Америку открыл Колумб, всё это ясно и так, вопрос что ты выберешь, ладно, хоть попробовала, всё не так плохо, я уж начал думать, совсем расклеилась.»
– Это не совет, это один из возможных вариантов. – Спокойно произнёс Роберт и усмехнулся. «Хотела, но передумала, чего тогда жаловаться на воздержание?»
– Выбор за тобой, Роуз Стивенс, захочешь напьёмся, захочешь… оплачу тебе бордель. – Последние было сказано с улыбкой, и скорее не в серьёз, но если это действительно то, что ей нужно сейчас, Роб без колебаний оплатил бы подобные услуги.
– Хорошо, напьёмся. – коротко ответил Браунинг, подозвал бармена и заказал ещё бутылку виски, льда и льда, больше нечего, не есть же они сюда пришли, а пить. «Всё так хорошо, что я освободил вечер…» Подумалось мужчине, сегодня им предстоит напиться, собственно… ему это тоже не помешает, расслабит. Роб знал наперёд, что дальше будет много алкоголя, разговоров обо всём на свете и ни о чём конкретно, и так пока Роуз не напьётся совсем, что называется в дрова, после будет такси, он отвезёт её домой, если нужно уложит на кровать, укроет одеялом и уйдёт к себе домой, надеясь, что Бетти уже будет спать, почему-то ему не хотелось, чтобы малышка видела его в подобном состоянии…

+1


Вы здесь » Miami Vice: no rules, no laws » Завершенные отыгрыши » Но если есть в кармане пачка сигарет...